1. Главная
  2. Блог
  3. Об уникальном советском суперкомпьютере Эльбрус-2

Об уникальном советском суперкомпьютере Эльбрус-2

Просмотры: 41

В развитии отечественной микроэлектроники на закате СССР огромную роль сыграли специалисты Института имени Лебедева, Института точной механики и вычислительной техники, создававшие суперкомпьютеры (сегодня такие машины называют еще мейнфреймами, а тогда – многопроцессорными вычислительными комплексами, сокращенно МВК). Одним из наиболее ярких и успешных проектов стал МВК «Эльбрус-2», который был введен в эксплуатацию в 1985 году. Этот советский суперкомпьютер использовался для управления системой противоракетной обороны Москвы достаточно долго и стал по-своему уникальным продуктом.

Вот что рассказал в своем недавнем интервью сайту «БФМ» об «Эльбрусе-2» Константин Трушкин, директор по развитию компании «МЦСТ», разрабатывающей современные российские процессоры марки «Эльбрус»:

– Советский Союз, особенно в последние годы, не был в первых строчках производителей именно микроэлектроники, то есть умели производить микроэлектронику, но это было уже на закате СССР, падала надежность, технологичность, и поэтому собирать этот компьютер приходилось из компонентов с низкой надежностью по сравнению с западными аналогами. И разработчики, инженеры, которые разрабатывали МВК «Эльбрус-2», смогли добиться следующего удивительного эффекта: несмотря на то, что среднее время наработки на отказ этого компьютера составляло несколько суток, ну то есть, формально говоря, по статистике, каждые несколько суток какой-то блок выходил из строя, но операционная система и сама архитектура машины были сделаны так, что его работа не прерывалась, и максимальная задержка времени, на которое «засыпала» задача, составляла всего лишь 0,1 секунды. То есть через 0,1 секунды работа продолжалась с той контрольной точки, которая была сохранена, и все это работало в реальном времени, это была совершенно фантастическая машина. У нее было еще одно интересное свойство: в нее была внедрена на тот момент достаточно редкая технология, сейчас мы ее называем «технология безопасных вычислений». Тогда это просто называлось «теговая защита», но суть ее такая: машина сама контролировала, насколько вы соблюдаете логические правила программирования. Когда вы программируете, вы всегда как-то распределяете память для программы в общем адресном пространстве приложения, и очень частая ошибка, когда вы, распределив память, например, выделив 10 байт под слово какое-то, вы в это место запишете в каком-то месте программы больше, не 10 байт, а, скажем, 20 символов. Что при этом происходит? Вы разрушаете объекты, которые расположены рядом с этим местом в памяти компьютера. И обычный компьютер, как и сегодня Х86, ARM, они этого не замечают, то есть процессор это просто пропускает, он не знает про логику программы, и это приводит к тому, что либо сразу, либо потом возникает отложенная ошибка, то есть программа в какой-то момент падает или ведет себя неправильно просто потому, что ее внутренняя структура нарушена. И вот МВК «Эльбрус-2» (и его предшественник «Эльбрус-1») имели технологию, которая это ловила на аппаратном уровне, то есть скорость отладки, по свидетельству главного конструктора системы противоракетной обороны Москвы Анатолия Басистова, возросла в 25 раз по сравнению с аналогами. И можете себе представить, насколько это было важно для того, чтобы всю эту систему сдать в боевую эксплуатацию, это же тоже, может быть, миллион строк кода во всей этой системе.

Это дела давно минувших дней, поэтому про это сейчас уже вполне можно говорить. Так вот то, что удалось сделать машину с такими свойствами, это как раз признак того, что у нас была своя инженерная школа, была и есть, то есть изобретательность и какой-то особый, нестандартный подход позволили создать машину, которую методом копирования какой-то архитектуры или даже просто чужих подходов вряд ли удалось бы создать. Так вот, когда мы говорим про технологический суверенитет, мы понимаем, как устроены все уровни разработки IT в целом — это и аппаратный, и программный уровень, именно этим занималась школа Лебедева, создавали свою операционную систему, компиляторы, процессоры, и так и сейчас мы это делаем. Мы видим, что сейчас очень важно правильно настроить понятия, какую-то техническую, государственную политику, чтобы технологический суверенитет, о котором заявлено с высоких трибун, был реально на земле достигнут.

Добавим, что МВК «Эльбрус-2» был многопроцессорным: в нем использовались 10 отечественных процессоров (2 из которых были резервными) и имел производительность более 125 млн операций в секунду. Всего было выпущено около 200 суперЭВМ этой модели. Главным конструктором комплекса был академик Всеволод Сергеевич Бурцев. Кроме системы управления ПРО Москвы «Эльбрус-2» использовался в Центре управления полетами, в ядерных исследовательских центрах Арзамас-16 (Саров) и Челябинск. Дальнейшим развитием идей, реализованных в вычислительном комплексе, должен был стать «Эльбрус-3» с рекордной производительностью около 1 млрд операций в секунду, его разработку прервал распад СССР и общий коллапс отечественной науки и промышленности в начале 1990-х годов.

Предыдущая запись
Нужна ли нам очередная история про баллы?
Следующая запись
Помогут ли производителям российской микроэлектроники дополнительные 70 млрд рублей?
Меню